Categories:

ЧУМА АЦТЕКОВ - [История Медицины]

ДАНГЕР: Если леньт читать, внизу есть видео!

“Мы все исполнились страха, будучи столь ничтожны числом и углубившись столь далеко в страну, где не могли надеяться получить подкрепление.

Немногие из нас спали той ночью, и на площади Кахамарки мы несли караул, смотря на огни индейского войска. То было зрелище устрашающее. Больше всего горело огней на склоне холма в такой близости друг от друга, что все имело вид неба, щедро усеянного яркими звездами.

По счету брата Губернатора Эрнандо Писарро индейских воинов было 40 000, но он солгал, имея только целью воодушевить нас, потому что по верному счету индейцев было больше 80 000.”

Битва при Кахамарке - это финальный штрих, выбитый испанцами на надгробии некогда великой инкской империи. С одной стороны - 80 000 инков во главе с вождем Атауальпой, с другой - почти две сотни испанцев под командованием Эрнандо Писарро.

Переговоры с испанцами, куда вождь инков взял с собой лишь 7 тысяч человек, обернулись засадой и таким кровавым побоищем, что закончить весь этот ад смогла только наступившая ночь. Атауальпа был пленен, а все его сопровождающие - убиты.

“Не наступи ночь, немногие из индейского войска, которого было больше 40 000, остались бы в живых. Шесть или семь тысяч индейцев полегли мертвыми, и еще много более того имели руку отсеченную или иные раны. Сам Атауальпа признал, что мы убили в битве 7000 его человек.”

В тот день инкская империя лишилась не только своего главы, но и многих важных госслужащих: министров, командующих, вождей, советников...

“Повелитель Кахамарки также был убит, и другие, но их число было столь велико, что нельзя было сосчитать, ибо все, кто прислуживал Атауальпе, были знатными вельможами. Необычайно было видеть, что столь могущественный правитель был пленен в столь короткое время, собрав для битвы столь сильное войско.”

Каким образом горстка испанцев смогла одолеть такую огромную армию с минимальными потерями?

Во-первых, неожиданное появление испанцев из засады сделало свое дело, а во-вторых… инки очень недооценили силу огнестрельного оружия и кавалерии. Особенно кавалерии. До прибытия европейцев в западном полушарии ни разу не видели лошадей.

Суеверный страх неизведанного вводил индейцев в оцепенение, и в руках испанцев стал оружием не хуже артиллерии. Сыграло свою роль и примитивное оружие и доспехи индейцев, которые годились разве что для работы в поле. Против испанцев такие приспособления были просто-напросто бесполезны.

Хоть это и случилось позже завоеваний Кортеса и падения ацтекской империи, это все еще отличная иллюстрация превосходства европейцев над жителями нового света.

И показываю я вам это превосходство неспроста. Со всем этим связано аж целых два мифа. Первый заключается в том, что в Новом Свете на момент прихода европейцев жило всего 1-2 миллиона индейцев, а второй говорит, что всех местных жестоко вырезали европейцы.

Первый часто используют для того, чтобы завоевание Нового Света не выглядело таким кровавым. Второй же придумали для противоположной цели, чтобы заставить европейцев стыдиться багровых оттенков деятельности своих предков. По крайней мере, я видел, как его используют именно с этой целью.

Но это, повторюсь, мифы. Оба утверждения не соответствуют действительности. Европейцы не устраивали системного планомерного истребления индейцев, хотя времена были ещё те. А индейцев на территории тогдашней мезоамерики было не так мало, миллионов 20, не меньше.

И сегодня я хотел бы развеять эти заблуждения и рассказать вам, что же случилось со всеми теми людьми, населявшими мезоамерику в 16-м веке, ведь уже к началу 17-ого численность тамошнего населения варьировалась от одного до двух миллионов.

И если индейцев убили не европейцы, то кто? И почему?

На испанских кораблях в Новый Свет прибыла и другая армия - невидимая и оттого более могущественная - армия микробов, вирусов и паразитов. Те не меньше испанцев были рады освоению девственных земель, на которые не ступала нога благородного европейского микроба.

Я даже не знаю, кто виновен здесь больше: корыстные испанцы, жаждущие золота и земель, или же кровожадные микробы, которым нужна валюта подороже - жизни, и желательно все.

Но давайте на минуту оставим инков и падение их империи, отмотаем время на 13 лет назад и переместимся в самое сердце уже ацтекской империи, в город Теночтитлан. Именно там, в 1519 году, после пышного и дружелюбного приветствия Монтесумой вторым Кортеса и его людей, и началась вся эта печальная история.

Ацтеки довольно тепло восприняли чужаков, даже наградили их дарами, и учтиво разместили во дворце одного из бывших правителей. Однако потом что-то пошло не так. Кортес пленил Монтесуму, и, так как для ацтеков их правитель - это единственное ненаглядное золотце, такое положение дел длилось около полугода.

Все это время Монтесума был марионеткой в руках испанцев, и ему, как правителю, продолжали подчиняться даже зная, что исполняет он волю не богов, а волю самых что ни на есть обычных людей. Страсти накалялись, и в результате Монтесума всё же был убит, а испанцы с боем и большими потерями покинули город.

И все же, самой большой ошибкой индейцев было совсем не то, что они хорошо отнеслись к испанцам. Им вообще не стоило пускать их в город.

Кортес и его люди оставили за собой не только море крови, но и армию европейских микробов. А так как времена были лихие, и привычный уклад жизни индейцев изменился из-за войны, в город пришла разруха, антисанитария, неурожай и, как следствие, голод.

В конце 1520-го года началась эпидемия оспы, и в течение следующего года погибло около 50% населения города, в том числе и военачальники, правители, чиновники, вожди, советники и даже сам император Куитлауака.

Это очень повлияло на способность ацтеков сопротивляться захватчикам, и пока эти беды сыпались на их головы, Кортес объединял под своим началом все окрестные враждебные к ацтекам племена. Уже в августе 1521 года столица ацтекского государства пала под натиском Кортеса и его союзников. В результате испанцы полностью разрушили город, тем самым подписав окончательный приговор некогда великой империи.

Но беды индейцев не закончились и на этом. Все только начиналось. Разруха, голод, неурожай, антисанитария и отсутствие хоть какого-то иммунитета к европейским болезням поставили индейцев на самый край пропасти их цивилизации.

Эпидемии вспыхивали на протяжении всего 16 века, но наиболее крупные разразились в промежутке с 1545-го по 1548-й и с 1576-го по 1580-е годы. По разным оценками эти эпидемии снизили численность индейцев с 22-х миллионов в 1520-ом году до примерно двух к началу семнадцатого века. Индейцы называли их “Коколицтли”, с ацтекского “чума”.

Для местного населения это была катастрофа, и она же сыграла на руку завоевателям. Оставалось только прийти и без особого сопротивления взять всё, что захочешь.

Существует много версий, какая именно зараза в этом масштабном вымирании мексиканского населения сыграла большую роль: оспа, тиф, корь или, может, вирусная геморрагическая лихорадка?

Мне всё же кажется, это был целый букет болезней, но я хотел бы поподробнее рассмотреть вспышку именно 1545-го года. Ведь совсем недавно немецкие ученые из института Макса Планка в прямом смысле этого слова раскопали новые данные и выяснили, что именно погубило ацтеков.

Они исследовали ДНК зубов индейцев, умерших от болезней в те времена, и выделили ДНК бактерии Salmonella enterica разновидности паратиф С. По описанию живших тогда людей, болезнь проявлялась в виде лихорадки, сыпи на коже, головокружения, и в большинстве случаев люди умирали уже через несколько дней. Загвоздка в том, что паратиф С может протекать по-разному и вызывать сыпь, лихорадку и гнойные образования на внутренних органах. Было проанализировано 24 человека, погибших как раз во время великой Коколицтли, и интересен тот факт, что ДНК сальмонеллы на телах умерших до прибытия испанцев найдено не было.

Это косвенно доказывает, что этой бактерии до появления испанцев в мезоамерике вовсе не существовало, и появилась она в Новом Свете вместе с европейцами.

А вот в Европе она процветала. Есть исследования, показывающие, что эволюционировала она от разновидностей сальмонеллы Choleraesuis и Typhisuis, которые поражали свиней. Отделилась сальмонелла энтерика от своих родственных линий около трех тысяч лет назад, и вплоть до начала колонизации свободно гуляла по Европе заражая, а иногда и убивая своих жертв. Симптомы частенько напоминали брюшной тиф, что порой вызывало трудности в постановке диагноза.

И вот отталкиваясь от всего вот этого, мы можем перейти к сути этого ролика. И начнем мы с вопроса “ПОЧЕМУ?“

Почему Европейские инфекции за 80 лет выкосили 95% населения мезоамерики? Почему это же не произошло с европейцами? Почему злющие мексиканские микробы их не поражали?

А потому что нечему было поражать. В Новом Свете даже и близко не было такого количества опасных инфекций, припомнить можно разве что сифилис, да и то его заморское происхождение - очень спорная гипотеза.

Почему? Ведь мы привыкли думать, что инфекционные болезни скученности вроде кори, чумы или оспы появляются везде, где есть большие группы людей. Или, может, у ацтеков была хорошо развита медицина, или они были все жуткими чистюлями?

Медицина у них точно была не лучше, чем у европейцев, уровень развития ацтекской цивилизации намного отставал от европейской.

А вот по поводу чистоты лукавить не стану, ацтеки действительно были довольно чистоплотными, и с этой точки зрения к ним действительно не подкопаешься. Их города очень отличались от европейских в первую очередь чистотой, а местные обычаи предписывали смывать с себя все нечистоты, и чем чаще, тем лучше.

Ухудшение санитарных условий здесь можно действительно связать с падением государственности, приходом анархии и европейских традиций. Это несомненно повлияло на последующие эпидемии.

Но есть ещё одна загвоздка. В мезоамерике не было такого количества опасных микробов, и у местного населения не было вообще никакого иммунитета к огромному количеству заболеваний. Именно поэтому там, где от привычной европейской болезни умирал один испанец, местные жители погибали сотнями. И всё это было действительно жутким зрелищем, сравнимым разве что с эпидемией чумы в средние века.

«В малых и крупных городах были вырыты большие канавы, с утра до заката священники занимались только тем, что несли мертвые тела и бросали их в канавы», - отметил францисканский историк, который стал свидетелем вспышки 1576-го года.

И это были не единичные случаи, которые были характерны для бывшей ацтекской империи, находившейся тогда в разрухе. Это встречалось во всех уголках Нового Света, даже там, где войны не было. Куда бы не проникали европейские болезни, там тотчас смертность возрастала до небывалых масштабов.

К примеру, в начале 80-х гг. XIX в., когда на территории Саскачевана проходило строительство Канадской тихоокеанской железной дороги, коренные жители умирали от туберкулеза с невероятной скоростью - до 9% от общего населения ежегодно.

И это не редкие случаи, выдернутые из контекста, это, к сожалению, закономерность обособленных поселений. На некоторых островах пришлые болезни могли выкашивать племена целиком.

Зимой 1902 г. эпидемия дизентерии, занесенная матросом китобойного судна «Эктив», унесла жизни 51-ого из 56-ти эскимосов-садлермуитов с острова Саутгемптон в канадской Арктике.

И даже во времена испанской колонизации жертвами эпидемий пали не только инкская и ацтекская империи. Болезнь проникла вглубь материка, и уже когда Эрнандо де Сото в 1540 году первым из европейцев осуществил вылазку на север к Юго-Востоку современного США, он обнаружил города, которые либо потеряли большую часть своего населения, либо вымерли полностью за последние несколько лет.

То есть, микробы шагали впереди колонизаторов, сметая селение за селением и расчищая невосприимчивым к болезни европейцам путь.

Эти примеры несомненно будоражат воображение. Европейцы привезли в Новый Свет множество болезней: корь, грипп, оспу, сыпной тиф, дезинтерию, желтую лихорадку и малярию, которая даже для самих европейцев была довольно проблемной болезнью. А в ответ с обеих Америк не приехало практически ничего.

Ученые связывают это напрямую с сельским хозяйством. Именно оно дало толчок к развитию и распространению опасных микробов. Хотя бы потому, что сам переход человека к сельскому хозяйству предполагал оседлость и большую плотность населения в одном месте.

Человек больше не переходил с места на место, оставляя свои фекалии где-то далеко. Человек жил бок о бок с большими выгребными ямами, а, как мы знаем, вплоть до 19-го века европейцы страдали от того, что их питьевую воду постоянно загрязняло огромное количество отходов как людских, так и животных.

Кстати о животных. Люди жили с ними в непосредственной близости, и большинство инфекционных болезней скученности появились у людей именно благодаря ним.

Куры, утки, свиньи, лошади, коровы, собаки - близкое соседство и употребление в пищу этих животных способствовало проникновению микробов, которыми заражены животные, в наш с вами организм. А регулярный контакт с ними помогает им же со временем к нам приспособится.

Здесь я склонен вспомнить дилемму с двумя стульями. С одной стороны, человек благодаря сельскому хозяйству и одомашниванию многих видов животных поднялся на ту ступень эволюции, на которой он сейчас находится, с другой, благодаря этому же на протяжении всего своего существования люди болели и умирали.

В Европе видов одомашненных животных было много, а вот в Новом Свете - всего около пяти: морская свинка, лама, мускусная утка, индейка и собака. Конечно, в Северной Америке есть еще и бизоны, но когда у тебя нет даже лошадей, а сам ты едва вышел из каменного века… совладать с бизоном не так уж и просто.

Около 80% крупных млекопитающих населявших Америку вымерли в конце последнего оледенения, примерно 13 тысяч лет назад, и единственными животными, которые могли передать человеку что-то серьезное, были ламы. Но даже от них ничего существенного передаться так и не смогло. И этому есть несколько причин.

Во-первых, люди не пьют молоко лам, что здорово сужает способ передачи болезней. Во-вторых, их пасут небольшими стадами, из-за географических особенностей их проживания. И в-третьих, их не держали в непосредственной близости к человеческим жилищам, как это делали в Европе, где долгое время содержать животных в крестьянских домах было в порядке вещей.

И получается, что европейские домашние животные возрастом в тысячи лет погубили несчастных инков, ацтеков и всех остальных, и за 80 лет 16-ого века сократили население мезоамерики на 95%.

Такое вот опасное соседство. Я даже больше скажу: если вы думаете, что этот процесс единожды свершившись тысячи лет назад остановился, буду вынужден вас огорчить.

Эти процессы не статичны, впрочем, как и наша с вами эволюция. Только в микромире это происходит гораздо быстрее, микроорганизмы живут, делятся, погибают и приспосабливаются к новым носителям и по сей день.

К примеру, та же эбола, о которой я говорил в прошлом ролике(отсылка для тех, кто смотрит мои ролики) - результат тесного контакта рукокрылых с африканскими племенами, за что они до сих пор расплачиваются, пополняя ежегодную неутешительную статистику.

Или ещё один пример: в Китае на огромном рынке дичи в Гуанджоу в 2002 году появился на свет новый смертоносный вирус атипичной пневмонии, чуть не переросший в эпидемию.

Китайские рынки дичи - это огромные открытые базары с самой разнообразной дичью, которая там продается испокон веков, чтобы удовлетворить желание китайцев питаться традиционной кухней. Там животных держат живьем и забивают прямо на месте после того, как покупатель определится с выбором. На прилавках можно найти все: змеи, еноты, енотовидные собаки, хорьки, дикие кошки, черепахи... все, что бегает, ползает или летает.

И когда в 2002 году вирус передался от подковоносых летучих мышей другим животным на соседних прилавках, а по мере распространения мутировал и приобрел способность заражать людей, всем стало не до шуток.

Вирус передавался воздушно-капельным путем, быстро мутировал и очень шустро убивал своих жертв. Это как в игре Plague Inc, когда ты слишком быстро прокачиваешь смертельные симптомы, и болезнь начинает убивать быстрее, чем заражать других.

Благо, Китай резиновый, и местные власти после 8 тысяч заражений и почти восьмисот смертей быстро свернули рынки дичи, приняли, так сказать, другие профилактические меры, и вирус исчез. Чего не скажешь о рынках дичи - они стали подпольными.

Вот только сейчас, в отличие от ацтеков и испанцев 16-ого века, люди знают, что такое вирусы и микробы, и что нужно делать, чтобы предостеречь себя от смертельных болезней.

Видео для ленивых — https://www.youtube.com/watch?v=mEMFT-vEEZo

У меня все, спасибо за внимание. 

Ссылки на материалы:
https://academic.oup.com/femspd/article/75/6/ftx062/3866613
http://www.gutenberg-e.org/fields/chapter1.html
https://www.nature.com/articles/ncomms3348
https://www.nature.com/news/collapse-of-aztec-society-linked...
https://www.biorxiv.org/content/early/2017/02/14/105759
https://biomolecula.ru/articles/sekretnoe-oruzhie-konkisty
https://www.theguardian.com/world/2018/jan/16/mexico-500-yea...
Diamond, Jared M. 1999 Guns, Germs, and Steel: the Fates of Human Societies. New York: Norton. 480 p.;
https://www.biorxiv.org/content/early/2016/04/27/050559
https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pubmed/10954969

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic